НАЧИНАЮЩИЙ САТИРИК

     Мы ехали с Толиком на поезде к бабушке. Толик сидел на моих коленях и внимательно осматривал попутчиков. На противоположном сиденье плотно друг к другу уместились четыре пассажира. Толик долго смотрел на пожилую даму с максимальным слоем косметики на лице и вдруг громко спросил:

     — Почему тетенька такая старенькая?

      Женщина от неожиданности подпрыгнула и вскрикнула.

     Мне пришлось извиниться перед ней, а Толику я сказал:

     —   Ты лучше в окно смотри, там очень интересно.

     Толик даже не взглянул в окно, а перевел взгляд на пожилого военного, оглядел его с ног до головы и спросил:

     —   Папа, это солдат?

     —   Офицер , — ответил я.

     Толик уточнил:

     —   А это наш солдат, не вражеский?

     —   Наш, — ответил я.

     —   Почему у него звездочка на погоне такая маленькая?

     Все посмотрели на одинокую звездочку на погоне немолодого военного, и он неестественно улыбнулся.

     Я сказал Толику:

     —   Посмотри в окно, там лошадка пасется.

     Толик взглянул и сразу обнаружил в ней изъян:

     —   Это плохая лошадка. Она тощая, и ножки у нее связаны.

     И он вновь стал внимательно рассматривать пассажиров, вернее, пассажирку — крупную женщину атлетического телосложения. Она попыталась по-свойски улыбнуться Толику, но улыбку, как ветер, сдул очередной вопрос:

     —   Почему тетя такая здоровенная?

     Все посмотрели на тетю, и она покраснела и съежилась так, что даже уменьшилась в размерах.

     Я опять постарался отвлечь Толика:

     —   Посмотри, вон коровка пасется. Видишь, бабушка ее пасет.

     Толик посмотрел и сразу зафиксировал недостатки:

     —   Коровка почему-то без рогов, а бабушка хромает.

     Он вернулся к изучению большой тети и сказал:

     —   А я знаю, почему тетя такая здоровенная. Она кашу ела и переела.

     На эти слова хихикнул сосед большой тети — маленький дядя с портфелем. Этим он привлек внимание Толика, который вонзил в него свой немигающий взгляд. Дядя поерзал под взглядом, расправил плечи и вытянул шею. Но все равно он оставался на полголовы ниже своей крупной соседки. Тогда дядя незаметно переложил портфель с коленей под себя, чтобы показаться выше.

     Толик спросил:

     —   А почему дядя сумку под попку подложил?

     Все посмотрели на дядю, и тот быстро переложил портфель обратно на колени.

     Я делал отчаянные попытки отвлечь Толика:

     —   Смотри, смотри, вон машинка едет.

     Толик посмотрел и сказал:

     —   Это плохая машинка, у нее фара разбита.

     Он снова сосредоточился на дяде с портфелем и наконец спросил:

     —   А почему дядя такой маленький?

     И тут же сам ответил:

     —   Я знаю, почему. Он в садике кашу не кушал, а складывал в кармашки.

     Тут громко захохотал мой сосед с неестественно красным носом.

     Толик моментально развернулся и принялся изучать его физиономию. Сосед сделал глупое лицо и панибратски показал Толику козу. Видя, что эта уловка не помогла, и Толик продолжает исследовать его нос, сосед оттопырил свои уши и хрюкнул. У Толика на лице не дрогнул ни один мускул. Тогда дядя как можно дружелюбнее сказал, заигрывая пальчиком:

     —   У-тю-тю-тю, какой хороший мальчик! Как тебя зовут?

     Толик ответил очень серьезно:

     —   Дядя, почему у тебя нос такой красный?

     На этот раз засмеялся сосед красноносого дяди — пассажир с обаятельной лысиной во всю голову. Толик быстро соскочил с моих колен и подошел к нему вплотную, лицом к лицу. Он прищурился и начал осматривать голову пассажира со всех сторон. Лысый сосед посерьезнел и сказал, заикаясь:

     —   Мальчик, мальчик, ты чего? Беги, гуляй.

     Он суетливо нашарил на сиденье шляпу, натянул на голову и затих под немигающим взглядом Толика.

     Все остальные замерли в предвкушении очередного вопроса Толика. Но человек в шляпе, пытаясь уйти от вопроса, сказал:

     —   Пожалуй, пойду в коридор, проветрюсь.

     Большая тетя остановила его решительным жестом:

     —   Не стоит. Лучше мы здесь окно откроем.

     И она открыла окно.

     Толик стоял и смотрел в упор на человека в шляпе. Тот не выдержал взгляда и опять сказал:

     —   Все-таки я пойду выйду.

     На это большая тетя категорически возразила:

     —   Нет уж. Посидите, пожалуйста. Вы тут один неопрошенным остались. Пусть мальчик узнает, почему, например, вы надели шляпу.

     —   А я знаю! — весело крикнул Толик, — дядя надел шляпу, чтобы у него вторая попка не замерзла!

     Я поднялся и сказал:

     —   Хватит, Толик, пошли в коридор.

     Через пять минут из купе выглянула большая тетя и сказала:

     —   Мы тут посовещались и решили пригласить вас обратно. Нам уже терять нечего.

     Мы вернулись в купе. Как только Толик устроился у меня на коленях, он громко объявил:

     —   А вчера наша мама нашла в холодильнике деньги. Их папа туда спрятал.

     Я понял, что вся наша личная жизнь сейчас выплывет наружу, поэтому дернулся к выходу.

     Но меня не отпустили.