КРАСАВИЦА ЖБИ — 88

   В Москве выбрали обладательницу титула «Российская красавица-2018»

   Победительницей конкурса красоты этого года стала Ирина Сафронова.

   Мероприятие прошло в московском отеле «Корстон». В нем принимали участие победительницы региональных конкурсов красоты в возрасте от 16 до 30 лет. В общей сложности на титул претендовали 20 девушек со всей страны.

   Я прочитал внимательно эту информацию и подумал, интересный разброс в возрасте – от 16 до 30 лет. А почему не до 40-ка? Но домыслами сыт не будешь. Вспомнились первые конкурсы красоты в нашей стране.

   Да чего же это, бабы, в стране делается? Мужик-то мой из конкурсов красоты не вылазит. Всех первых красавиц спознал. По именам знает. И даже в лицо!

   Вчера опять явился с конкурса, но расстроенный. Говорит:

   — Вот смотрю я, Даша, на этих первых красавиц и в толк не возьму: что эти члены жюри под красотой понимают? Сегодня опять такую худющую красавицу выбрали — хоть плачь. А ты у меня такая масштабная женщина, а зазря пропадаешь. Выступи на конкурсе. Выстави свою кандидатуру.

   Я говорю, как это? Напоказ, что ли?

   Он говорит, напоказ. Я, говорит, уж как-нибудь переживу, перетопчусь, а только от людей такую красотищу скрывать — это не по-хозяйски.

   Я сначала-то забоялась. Боязно выставлять напоказ… всю свою кандидатуру. А потом думаю: а что? Да неужто в городе есть кто красивше да здоровше меня? И согласилась.

   Смены рабочие свои высчитала. У нас на ЖБИ трехсменка. ЖБИ — это завод железобетонных изделий. Я прикинула по сменам — удачно. В день конкурса я как раз из ночной выйду. Думаю, вот и хорошо, отосплюсь после ночной, а днем — на конкурс. Красота.

   Два дня я себе платье шила. И три дня — купальник. Купальник получился — вообще! Пока шила да примеряла, Вася мой ко мне четыре раза приставал. Но брал себя в руки и говорил:

   — Будем беречь силы на конкурс.

   Я ему намекала, мол, у меня на всё сил хватит. Но он говорил:

   — Я не за тебя переживаю, а за себя боюсь.

   Оттарабанила я ночную перед конкурсом, две нормы выдала и домой собралася. А мастер Петрович в бытовку забегает и кричит:

   — Даша, спасай! План горит, бетон стынет. Степанида заболела, а там арматуры — на 10 тонн.

   Я говорю:

   — Ты что, Петрович? У меня конкурс красоты после обеда.

   Он долго на меня смотрел и говорит:

— Даша, человек красив трудом. А если ты ещё каким местом хочешь быть красивой, то иди красуйся. Только премии всему цеху не видать.

   Пришлось остаться. Дала я за Степаниду ещё две нормы до обеда и дунула на конкурс. Ну, ясное дело, переодеться некогда, так в спецовке туда и прибежала.

   А дело на летней эстраде происходило. Там уже красавицы стоят, правда, пока еще в платьях. Народу — тьма. Пробилась я к эстраде, заскочила на неё и говорю членам жюри:

   — Граждане судьи! Извините за опоздание, у нас в цеху Степанида заболела, я за нее нормы отрабатывала, вот переодеться и не успела. Но платье у меня есть. Я его отдельно от себя могу продемонстрировать.

   Достала я им платье, показала.

   Они, посовещавшись, допустили меня к конкурсу. Видать, платье понравилось.

   Поглядела я на красоток, у них платья шикарные. А я думаю, в платьях-то из Парижа меня каждый полюбит. А вы меня в спецовке оцените!

   Тут музыка заиграла, пошел первый тур — танцевальный конкурс. Выделили всем по партнеру. Ну, мне тоже один достался. Думаю, как же мне его обхватить, чтоб не травмировать. Только я к нему приспособилась, он как заорет. Оказывается, я ему на ногу сапогом наступила. Ну, дали партнера. Да мне шагающий экскаватор раз на ногу наступил — и ничего, дальше пошел, захромал только. А этот орет, на одной ноге скачет.

   Я рассердилась, говорю членам жюри:

   — Вы кого красавицам в партнеры подсовываете? Да его поставь у нас на арматуру — он на первой минуте загнется. Партнер…

   Хорошо, что в первом ряду наш бульдозерист сидел, Петро. Как пошли мы с Петром вприсядку на сцене, так публика и зааплодировала. Мы под свою музыку плясали, под тра-ля-ля.

   Петька частушки пел:

   — Тына, тына, у Мартына голова из ежика.

   А у меня такая легкость в теле. Двух красавиц с эстрады случайно смахнула, не заметила. Легкость у меня всегда возникает, если три смены подряд работаю.

   Во втором туре надо было походку показать. Пройтись по сцене с партнером. Конкурентки мои прошлись — у-тю-тю-тю. Походка — от бедра. Не скажу, походка есть. Правда, бедра нету.

   А мой партнер не подходит ко мне, боится. Там «скорая» приехала, на ногу гипс ему наложили. Тогда я одна пошла по сцене. И тоже — от бедра. Слышу, в жюри один шепчет:

   — Походки нет.

   А второй говорит:

   — Зато бедро есть!

   В третьем туре мужичок из жюри встал и объявил:

   —А теперь, уважаемые красавицы, продемонстрируйте нам, пожалуйста, простую комбинацию в стиле аэробика. Комбинацию демонстрируйте в купальниках.

   Зашла я в свою кабину для переодевания и думаю, где же мне… простую комбинацию взять? Ведь у меня только шёлковая. Их, простых-то, хлопчатобумажных, и в магазине нет. Потом думаю, да зачем это я буду простую комбинацию демонстрировать, когда у меня шёлковая с такими красивыми кружевами.

   И вышла в шёлковой. А под комбинацией — купальник. Публика такую овацию устроила. Чувствую, красивше меня никого не будет. Конкурентки мои вообще без комбинаций вышли, в одних купальниках. Я тоже свою сняла, да как торсом повела, как плечиком подвигала, так — все! Чувствую, они мне больше не конкурентки.

   Вышли мы в финале на сцену для оглашения меня первой красавицей. Председатель жюри встал и объявил:

   —Первой красавицей объявляется Марина Суслопарова.

   Я ему подсказываю:

   —Да не Марина я Суслопарова, а Даша я Рукосуева.

   Он как не слышит. Я думаю, да что это они? Шутки со мной шутить. Взяла я этого председателя за грудки. А ну, говорю, объявляй как следует.

   Он потрепыхался и объявил меня первой красавицей.

   Вася мой выбежал на сцену, обнял меня и сказал:

   — Я знал, что ты у меня красивше всех, но что настолько — не знал.

   И нёс он меня на руках три остановки до самого дома. С перекурами. И привалами.