R I G A

Вот, ребята, из группы четвёртой я,

Но отвечу за курс и потоки я,

И сегодня – мы гвардия тёртая,

Мы везде – от Торонто до Токио.

 

А пошла с Кенгарагса история,

Для студентов – волшебная, странная –

Мы вселились в квартиры, которые

Все с удобствами были и ванными.

 

Так и шли бы под сказочным парусом,

Но потом оказались в спортзале мы,

Из удобства – кровати в два яруса,

Поживите немного, сказали нам.

 

Через год… дали нам общежитие,

Всё наладилось и устаканилось,

Зажилося нам, как небожителям –

Заклопилось и затараканилось.

 

Мы бежали быстрее троллейбуса

К первой паре (ни чая, ни кренделя)

Не от тяги к Эйнштейну и Лейбницу,

А от страха, что снимут стипендию.

 

Мы корпели тогда над эпюрами,

Но сегодня другое поветрие:

Например, чемоданы с купюрами,

Наяву! – а не в аксонометрии.

 

Высшей карой была математика,

Отчисляли нас, как отработанных.

Мама Жвирблис, ты мать или мачеха?

Может, мстила она за кого-то нам?

 

21-я «Волга» у Лефтова,

И квартира, наверное, в кафеле.

Кто-то двинул по этому вектору,

Но сбежал от зарплаты на кафедре.

 

На военку ходили патлатыми,

Помню я, Литвиненко и Ахеро.

— Вас пошлю я в атаку солдатами, —

И послал их майор… к парикмахеру.

 

Лагеря возле Тарту в Эстонии:

«День прошёл – да и ну его, на… его».

Но и здесь мы попали в историю,

Мы служили Джохару Дудаеву.

 

Да за это гражданство латвийское

Вы получите незамедлительно,

Не забудьте прибавить приписку там,

Что ему же служили родители.

 

Не кичились своими шинелями,

И в битловках ходили, как битлы мы,

Перед Вангами, Ингами, Нелями

Никогда не бывали побитыми.

 

«Аэлита» нещадно поила нас

Чаем с бромом для успокоения.

Бром подействовал только сейчас,

Да и то, лишь поднял… настроение.

 

Подвергались оценки коррекции,

Если были конспекты без лекции,

Иногда пропускали мы лекции

По причине внезапной эрекции.

 

Мы дружили с Ядвигами, Лидами,

И делились мы с ними либидами.

Почему-то потом мамы с Лидами

В деканат приходили с обидами.

 

В результате такой комбинации,

Тут людей родилось на пол нации —

Живота не жалея, фактически,

Всё решили мы демографически.

 

Будем мы благодарны до старости

Деканату, куратору, старосте.

Обнимаем мы до вожделения

Командиров взводов, отделениев.

 

Благодарны и снова, и снова мы

Прямо скажем, отцу — Цыганову мы.

И спасибо декану Любимову,

Навсегда, всенародно любимому,

 

Что диплом получили без пенделя!

И финчасти – поклон за стипендию.

И хозчасти – за форму и чоботы,

Без фуражки с кокардой – да чё бы ты?!

 

Благодарны красавице Риге мы,

Жизнь учили по ней, не по книге мы.

Бастионке спасибо отдельное,

Коменданту – за счастье постельное.

 

…Эй, ребята, у моря у Белого,

Всем привет от весёлой компании.

И – Шамраю в Сочах загорелому,

И тому, кто живёт в Пенсильвании.

 

Передайте канадскому Вацлаву,

В просторечье – Валере Бачинскому, —

Ты ручонками деньги там мацаешь?

Почему не читаешь Белинского?

 

Мы и здесь, и везде, и повсюду мы,

Друг для друга мы будем ребятами,

Каждый здесь со своими причудами,

Но все вместе мы – племя крылатое.

 

Владимир Холодок (Вовка Холобок),  кликуха – «Федя»

 

 

 

 

 

Комментарии

Оставить комментарий

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован, обязательные поля отмечены *