КАК СТРОСС — КАН ПОПАЛ В КАПКАН

Всё больше и  больше

В политике секса,

Играют гормоны

От кобеля Рекса.


Сидел Саркози

На изящном балконе

И думал о друге своём –

Берлускони:


— « Он маленький мачо

И старый развратник,

Но шустрый, как мячик,

И вечный, как ватник.


Я ростом побольше,

Он ростом поменьше,

Но он чемпион

По количеству женщин.


Да, Карла моя,

Как стерлядочка в кляре,

Она хороша,

Но в одном экземпляре.


А Сильвио с Руби, —

Тусил, — из Марокко,

Я тоже хотел бы,

Но знаю, — морока.


Я этих бесстрашных

поклонников женщин

Готов уничтожить,

Ни больше, ни меньше».


И Прохоров первым

попался в ловушку,

на всю в Куршевеле

кутивший катушку.


И мстит Саркози

Беспощадно и строго:

Он жало вонзит

И прокрутит немного.


…Ну кто же не знает

Банкира Стросс-Кана? –

Тот водки не пил

До конца из стакана.


Когда у банкира

гуляют деньжищи,

Он круче Шекспира,

Он – Принц! А не нищий.


Схватил проходящую

Мимо бабёнку,

Желание сплюнул,

И быстро в сторонку.


А если она

верещит и стрекочет,

Добавил купюру,

И – пшла, куда хочет.


Банкиры не знают

про секс добровольный,

что бабы бывают

без денег довольны.


« Я бабу довёл

до четвёртого раза,

четыре купюры –

четыре экстаза».


И этот Стросс-Кан,

Воротила со стажем,

Решил в президенты,

Пусть Франции даже.


Летел в самолёте

В Нью-Йорк безмятежно,

И про Саркози

Отзывался небрежно.


В отеле разделся,

Красивый и голый,

Болтал перед зеркалом

личным «приколом».


И эта пантера,

Как с пальмы свалилась, —

С ведром и со шваброю

В номер ввалилась.


Стросс-Кан убегал,

Он запрятался в ванной,

Но всё же был пойман

Мулаткой незваной.


Вгляделся он в чёрное,

Милое личико,

И плоть заиграла:

— Какая техничечка!


Проснулись инстинкты,

Набухло «изделие» —

Такая техничка

По кличке Офелия.


Реальность ушла

На такую дистанцию! –

Забыл он про Фонд

И, конечно, про Францию.


И – гонки опять,

Но в обратную сторону,

А видео-камеры

Смотрят, как вороны…


Тюряга, залог

И ошейник на ногу.

Приходит Стросс-Кан тот

В себя понемногу.


И он вспоминает,

Бледнея, немея,

Офелию ту

Из далёкой Гвинеи.


Даёт он советы

Банкирам, пронырам:

— Оставьте для космоса

«чёрные дыры».


Читает Софокла,

На сон – Еврипида,

Боится всех баб

И возможного СПИДа.


Из женщин он чтит

Только Ангелу Меркель, —

Её красота

Никогда не померкнет!

 

…Не парься, Стросс-Кан,

Ты не стал президентом,

Зато овладел

Всенародным контентом.


Навечно вписал

Своё имя в анналы,

Таких невезучих

Ещё не бывало.


А тех президентов, —

Их было до чёрта,

Да всё позабылось,

и временем стёрто.


В бессмертие легче

Умчаться дуэтом:

Тристан и Изольда,

Ромео с Джульеттой.


А ваши дуэты

Ещё симпатичней:

Левински и Клинтон,

Стросс-Кан и техничка.

стросс

стросс

 

офелия

Офелия

а
сильвио с руби

Комсомольская правда

http://www.moscow-post.ru/in_world/kak_amerikantsy_podstavili_dominika_stross-kana6681

Оставить комментарий

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован, обязательные поля отмечены *