ПОСТАВЬТЕ СТАТУЮ СОБЧАК

Я разгадывал тайну Собчак,

Колдовство неземное у Ксении:

Кто-то держит в подвале «общак»,

А она – всю страну — в потрясении!

 

Не певица она, не поэт,

Но как ворон она над певицами,

 В ней манящего многого нет —

Даже стол не свернёт ягодицами.

 

Не зацепит поднос животом,

Не поддаст тазобедренной линией,

Даже вазу с цветами потом

Не уронит грудями, как дынями.

 

Но зато её слушает зал,

Прекращают жевать телезрители,

Ядовит её шуточный залп,

И боятся за дочек родители.

 

Этой птицы опасен полёт:

У кого настроенье весеннее —

На того и помёт упадёт,

Не промажет летящая Ксения.

 

Замирает от этого зал –

Наблюдает ЕГО траекторию.

Кто-то в юности ей подсказал –

Надо метить свою территорию.

 

Не о мальчиках думы её,

Те витают в мечтах и поллюциях,

А о вечном, высоком, своём –

О деньгах и цветных революциях!

 

Пирожками вскормила она

На бульварах протест белоленточный,

А сегодня узнала страна

Про «общак» с миллионом конверточным.

 

«Плачь царевны» стал новостью дня:

— «Пожалейте невинную девочку,

До нуля обыскали меня,

Трудовую отняли копеечку.»

 

Но зовёт она  — ровно к тому,

И пришли к ней по этим же правилам,

Так позвольте спросить, почему

Ей такое самой не понравилось?

 

Миллионы бросая в мешок,

Парень в штатском сказал: «Не отдам уже.

Было б всё у тебя хорошо,

Коль была б за чекистом ты замужем.»

 

— «Были те, кто просили руки,

А потом исчезали в крыжовнике,

Просто сволочи все мужики:

Депутаты, чекисты, чиновники.»

 

Лишь сегодня я стал понимать,

Как же Ксения недооценена! –

Ведь она революции мать,

Как Инесса Арманд возле Ленина.

 

Клара Цеткин гордилась бы ей,

Люксембург ей дарила бы розы бы,

А с десяток с «Авроры» парней

Предложили бы что посерьёзнее.

 

И повсюду — Собчак и Собчак:

На экранах, в газетах и твиттере.

Удивляются все, как же так? –

Убирая соринки со свитера.

 

За собою я стал замечать,

Что она мне повсюду мерещится:

То присядет ко мне на кровать,

То русалкою в речке заплещется.

 

В Подмосковье я тихо живу,

Выхожу как-то утречком в сени я,

Поздравляю  Наташу жену:

— С добрым утром, любимая Ксения!

 

Наважденье нельзя превозмочь,

Церетели прошу о спасении:

— Вот бы статую «Родина-дочь»

На Зарядье поставить

В честь Ксении.

 

И Гайд-парк тоже там же разбить,

Несогласным отдать в наказание,

Чтоб боялись туда заходить

Люди в здравом уме и сознании.

ЭКСПРЕСС ГАЗЕТА

http://www.russia.ru/id291229/status/4719d0000001e/

 


Оставить комментарий

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован, обязательные поля отмечены *